главная страница приемная карта портала мелкий шрифт средний шрифт крупный шрифт помощь
Версия для слабовидящих
 
 
Главная / Пресс-центр / Доклады и выступления

Интервью врио Губернатора Красноярского края Александра Усса программе "Вести. Красноярск" на телеканале "Россия"


22.05.2018

Временно исполняющий обязанности Губернатора Красноярского края Александр Викторович Усс | Интервью


- Александр Викторович, добрый день. Мы записываем интервью в вашем кабинете в СФУ. Часто здесь бываете? Какие вопросы здесь решаются?

- Для меня в чисто человеческом отношении это особое, притягательное место, поэтому иногда и чисто краевые темы я обсуждаю здесь. Это вполне объяснимо. Я человек университетский. И до какого-то времени, уже проработав достаточное количество во власти и в политике, мне тем не менее казалось, что я зашел во власть и политику ненадолго, а все остальное связано с наукой. Именно здесь, на университетской площадке, принимаются многие решения, касающиеся развития края. Я помню, во время кризиса, одного из таких крупных экономических, даже штабы проходили здесь, тогда еще с участием Александра Геннадиевича Хлопонина и моим тоже. Поэтому университет - это особое место и для края, и для меня.

- Вам прочили научную карьеру. Не жалеете, что ушли в политику?

- Конечно, переход из научной ипостаси для меня был абсолютно неожиданным, поэтому в прошлое я на самом деле оглядывался. Так уж получилось, что я довольно рано защитил кандидатскую диссертацию. И мне повезло: я два года во времена Советского Союза проработал в самом известном учреждении мира по моему профилю – Институте иностранного и международного уголовного права имени Макса Планка в городе Фрайбурге в Германии, на границе со Швейцарией. И в своей области у меня пошло все тогда очень хорошо. Тем не менее, как жизнь складывается, нужно идти этой дорогой. Хотя и научные контакты, и отчасти свои интересы из этой сферы я продолжаю сохранять.

- Ваш отец - уважаемый человек, фронтовик, руководитель передового колхоза, чему главному он Вас учил?

- Такая жизнь была тогда – было не до уроков. Он был очень многогранным человеком и, когда ты всю жизнь фактически рядом с ним, ты невольно что-то от него берешь. На финише своей жизни он надиктовал книгу, я об этом его попросил. О родственниках, откуда они пришли, вся наша белорусская родня, чтоб ребятишкам все это осталось. Журналист в завершение его спросила: в чем секрет вашего успеха? Он помолчал и ответил: «Работать надо». Вот в чем его главная наука жизни. Я вспоминаю, когда началась перестройка, он уже в той системе отношений был состоявшимся, знаменитым в крае человеком, героем. Но тем не менее бизнес-жизнь его тоже захватила. У него было много проектов, идей, он много добился. Даже уже на склоне лет мог адаптироваться к любым вещам. Я сейчас анализирую, как себя ведет мой сын, чем он напоминает меня. С точки зрения общения с людьми, он, наверное, не в меня. А я, наверное, в отца, то есть в его деда. Вокруг него всегда было много тех людей, кто его поддерживал, кому он помогал. Он был очень открытый человек.

- Про февральский визит Президента. Владимир Владимирович пообещал нам и метро, и аэроэкспресс, и экологию, и поддержал вашу идею «Енисейской Сибири». Вы знали, что такие заявления будут сделаны в Красноярске?

- Мы конечно, готовились и соответствующие просьбы, идеи совместно с коллегами обосновывали, продумывали. Но тем не менее уверенности в том, что часть этих идей будет поддержана, у нас не было. Более того, не открою большой тайны: у Президента даже не было запланировано личной встречи со мной, то есть было совещание и все. Но эта встреча состоялась, почти на час. В итоге поддержаны стратегические для края вещи, такие как макрорегион Енисейская Сибирь, который мы в том же университете много и долго готовили, вынашивали. Экологическая тема, которая важна для каждого красноярца. Теперь в национальных приоритетах, которые озвучены и стали программой действий Президента и нового Правительства, отдельно упомянут наш край. Как можно было это предвидеть? При этом хочу сказать, что ничего не бывает навсегда. Может измениться ситуация. Могут измениться должностные лица, от которых зависит реализация намеченного. Поэтому не надо испытывать эйфории. И я это прекрасно понимаю. Для нас это только шанс, который мы должны использовать по максимуму. Надеюсь, что большую часть этих проектов, локомотивных для края, нам удастся вместе с земляками воплотить в жизнь. Конечно, при поддержке федерального центра.

- В Красноярске есть музей-усадьба Сурикова, есть прекрасная усадьба Виктора Петровича Астафьева. Сейчас все говорят о создании музея Хворостовского…

- Безусловно, у нас будет музей. У нас уже есть ряд решений, которые увековечивают его память. Здесь не надо следовать конъюнктуре, все стоит делать основательно. Попытаемся сделать так, чтобы своеобразной музыкальной Меккой мирового плана, связанной с именем Хворостовского, стали ни Москва, ни Лондон, а именно Красноярск. В Санкт-Петербурге должна быть встреча еще одна, где мы уже на это лето наметим некоторые шаги. Есть же фактически неофициальный чемпионат мира по борьбе – Ярыгинский турнир. И такого плана музыкальный фестиваль, связанный с именем Хворостовского, конечно, нам нужен. Поскольку такого певца, каким был Дмитрий Хворостовский, Россия не знала, я думаю, со времен Шаляпина.

- Раньше, когда к нам приезжали губернаторы из Москвы, мы себе говорили: ну по крайней мере у этого есть связи в Москве. А у Вас есть там связи?

- Красноярцы - очень самодостаточный, самобытный народ. Именно из среды красноярцев выходили крупные государственные деятели. Сегодня у нас в федеральных органах власти работают люди, которые занимают серьезные позиции и болеют за Красноярск. Мне кажется, главное другое: двери открывают не только люди. Я умею разговаривать с людьми. Двери открывает значение самого Красноярского края. Первое, что я сделал после назначения, – провел значительное время в Москве для того, чтобы пройти по всем кабинетам: вице-премьеров, администрации, крупных промышленных руководителей. Вы помните, мы меморандум подписали с представителями ФПГ. Я убедился в одном: когда речь идет о Красноярском крае, двери открываются достаточно легко.

- Павел Стефанович Федирко рассказывал, как он объезжал разные объекты, крупные стройки и перед большим совещанием, когда ему начинали докладывать обстановку, он уже все знал. Его собственные слова: со временем мне все меньше и меньше врали. В этом отношении какой у Вас стиль работы?

- В чем-то, наверное, похож. Мне нравится ездить на объекты, быть всегда на земле. И действительно, многое из того, что люди говорят, выглядит в жизни совсем не так. Но с того времени, конечно, сам хозяйственный уклад изменился. Большая часть предприятий являются частными, поэтому руководители края не в состоянии непосредственно сидеть, что называется, за рычагами, проводить штабы по строительству какого-то завода. Второй момент: я трезво отношусь к своей способности, да и способности любого человека, быть экспертом во всех отраслях. Даже дрова колоть и то нужен свой губернатор, потому что есть мастера своего дела. Поэтому стараюсь в сложных, специальных вопросах не принимать решения сгоряча, руководствуясь своим ощущением, каким бы правильным оно ни казалось. Опираюсь на какие-то альтернативные, может быть, спорные источники информации. Чтобы со всех сторон посмотреть на решение, которое является сложным и имеет далеко идущие последствия.

- Это правда, что Ваша мама ушла из жизни за две недели до того, как Вы были назначены врио Губернатора?

- Да, это так. У нас вообще осень была тяжелая. Сначала умерла мать моей супруги, а буквально через две недели моя, причем в достаточно драматичных условиях. Потом неожиданно состоялось это назначение. Если бы она была жива, я думаю, она бы обязательно заплакала. А вот отец, наверное бы, испытал сдержанную гордость, как мне кажется. Он был вообще сдержан на оценки. Я помню, когда мне присвоили титул лучшего председателя Законодательного Собрания России, вручили разные регалии в Кремлевском дворце. Я приехал, показал ему. Отец посмотрел и, обращаясь к матери, сказал: «Ну что, Маша, красивые вещи!».  Вот и вся похвала.

- Обычно у деревенских мальчиков, особенно если отец председатель колхоза и дома практически не бывает, есть свои обязанности. Какие обязанности были у Вас?

- Мы жили совершенно обычно. Действительно, как вы и сказали, с весны до зимы я отца иногда неделями не видел. Планерка начиналась в 6 утра, а до этого он уже побывал и там, и там, и возвращался уже по темноте. У нас было свое хозяйство, как у всех: огород, коровы. Поэтому до определенного момента у меня были четкие обязанности. Во-первых, я хорошо это помню, 10 ведер воды надо было занести в алюминиевый бачок, почистить снег, калитку, наносить дров, ну и стайку почистить. Это была моя задача. А летом огород, колхозные дела, сенометка, так называемая. Все как у всех было, мы жили обычной жизнью.

- Ваш шофер, Ваш секретарь, люди, которые в Законодательном Cобрании работали, Вы их позвали с собой? Вы привязываетесь к людям? Легко меняете команду?

- Нет, я нелегко меняю команду. Я практически предпочитаю их не менять, они со мной идут по жизни. Стараюсь им помогать в каких-то личных делах, хотя те, кто работает со мной, помощники, водители, секретари, они очень скромны в своих желаниях, стремлении использовать какие-то возможности, которые дает им совместная работа со мной. Только в крайних случаях. Знаете, то, что я называю, ближний круг, я считаю правильным оставлять, забирать с собой. Они знают мои привычки, я тоже. Не надо отвлекаться, терять на это время. А с другой стороны, я слышу часто слово команда применительно к руководителям, которые с тобой работают, заместителям. Здесь, мне кажется, термин команда неуместен и неправилен. Я в данном случае исхожу не из личной преданности, а прежде всего из профессионализма. Край - это огромный механизм, три миллиона людей. У каждого свои взгляды, интересы, привязанности. Поэтому управлять краем, опираясь только на своих, мне кажется, абсолютно недопустимо. Может быть, такой взгляд у меня сформировала работа в Законодательном Собрании. Туда же люди приходят сами, ты их не принимаешь на работу. Причем самодостаточные, самобытные, с амбициями. Как-то надо организовывать их работу, дать возможность раскрыться всем. Поэтому такой взгляд на формирование управленческой команды, если можно так выразиться, у меня остался. Я не настроен на близкие отношения со своими подчиненными такого уровня. Они должны стремиться приносить пользу, не спать на работе, а двигаться вперед, быть хорошими профессионалами. Это самое главное. А меня они могут любить или не любить. Важно, чтобы их народ любил.

- Кем вы мечтали стать в детстве?

- Я хотел быть моряком, хотя моря никогда не видел. У меня был друг в детстве, он долгое время работал электролизником на КрАЗе, Володя. Мы с ним строили корабли, мечтали о море. И я, когда начал входить в серьезную подростковую пору, решил поступать в Ленинградское мореходное училище. А потом брат, он учился в сельхозинституте, подбросил мне идею: есть такая профессия юрист. Я прямо заболел этим. Я был уверен, что если пойду в университет и не поступлю с первого раза, буду снова поступать, но только на юриста.

- А в университет сразу поступили после деревенской школы?

- Я поступил сразу. Мне сильно повезло. Я хорошо помню, тема сочинения, которое мне пришлось писать на экзаменах, была до того трижды мною написана в разных вариантах в школе. Я ее хорошо знал, просто наизусть. Когда был по истории главный экзамен, я естественно готовился. Моя затем будущая коллега, Галя ее звали, стоит перед дверью и говорит: кто знает, когда было восстание Ивана Болотникова? Я открываю учебник истории и читаю ей, даже сейчас помню эту страницу. Зовут: Усс, иди, твоя очередь! Беру билет и вижу: «Восстание Болотникова». Я говорю: можно я буду отвечать без подготовки? - Почему? - Я так хочу, чтобы не забыть. Так вот мне повезло. Правда, с немецким языком у меня были большие проблемы, но это уже было не так важно. Зато потом мне его в жизни пришлось выучить очень хорошо.

- Стресс как снимаете?

- Много лет живу в обычном состоянии, которое можно назвать стрессом. Поэтому снимать его не приходится. Хотя, может быть, этот вопрос имеет смысл в том отношении, что применительно к себе отмечаю следующее: когда особенно напряженная ситуация, я внутренне ощущаю мобилизацию, четкость и собранность. Снимать такое состояние, наверное, не нужно.

- Вы состоятельный человек, Ваша декларация о доходах – это всегда предмет внимания СМИ. Вам не подсказали, что можно переписывать свое имущество на взрослых детей, на родственников?

- Я это хорошо все знаю, и думаю, что это дело вкуса каждого. Есть у нас достаточно богатые люди, которые рядятся в какие-то последние фуфайки и рассказывают, что они чуть ли не голодают. Знаете, это тоже наша семейная установка, и мы ее обсуждали. Мой отец, достаточно состоятельный человек на финише, и я тоже. В молодости были бизнес-дела, которые позволили создать определенный базис, от него тоже многое осталось. Когда я шел во власть, мы обсуждали эту тему, и на семейном совете было принято решение: ты старший в нашей родове, все должно быть на тебе, понятно людям. Состоятельности стесняться не нужно. Скаредности надо стесняться, стремления к роскоши. Я не склонен что-то скрывать из того, что у меня есть. У меня есть хорошие дома, у меня есть возможность вести хороший образ жизни, не особенно задумываясь о хлебе насущном. Но в то же время мне не нужны ни яхты, ни корабли, ни бриллианты, ни золото и часы с изумрудами. Помню, как-то ко мне пришел один известный в городе человек и сказал: у тебя очень хороший дом, но зависти не вызывает. Наверное, это так. Поэтому как есть, так есть.

- Власть приводит человека к одиночеству?

- Есть известное выражение, если не ошибаюсь, Экзюпери. Я могу воспроизвести его близко к тексту: если ты решил построить корабль, то ты не должен все делать сам, проектировать, делать чертежи, покупать стройматериалы. Ты должен заразить людей страстью к бесконечному морю, и тогда ваш корабль обязательно сбудется. Я ощущаю себя, как бы пафосно это ни звучало, членом одной большой красноярской команды, которому просто довелось оказаться там, где принимаются последние, главные решения.

- Верите в судьбу? Ей можно противостоять? Или все прописано свыше?

- Тот, кто определяет нашу судьбу, он смотрит: какой судьбы ты сам достоин. Поэтому я не фаталист и считаю, что для того, чтобы достичь и каких-то промежуточных, и больших целей, надо все-таки стараться и работать, вкладывая и душу, и сердце, и время. И тогда тот, кто твою судьбу определяет, скажет: пусть будет так!

Большое вам спасибо!


назад

 

Безопасность и правопорядок
| Внешние связи
Госимущество
Градостроительный контроль
| ЗАГС
Здравоохранение
Информационная политика
Культура
| Лесное хозяйство
Образование
Промышленность, энергетика и ЖКХ
Охрана объектов культурного наследия
Север и поддержка коренных малочисленных народов
Сельское хозяйство и торговля
Социальная политика
Спорт
Строительство
Тарифная политика
Транспорт
Труд и занятость
Финансовая политика
Финансово-экономический контроль и контроль в сфере закупок
Цифровое развитие
Экология и рациональное природопользование
Экономика и региональное развитие
Исполнение поручений и указов Президента РФ
Государственный контроль
| Проектное управление
| Открытые данные
| Безопасность дорожного движения
Грантовые программы
Законотворчество
Интерактивные карты Красноярского края
Общественный контроль
Развитие гражданского общества
Комиссия по делам несовершеннолетних
О портале
Подписаться на рассылку
Отписаться от рассылки
Регистрация на портале
Личный кабинет

Администрация Губернатора Красноярского края
Правительство Красноярского края

660009, Красноярский край г. Красноярск, пр. Мира, 110

Отдел служебных писем (служебная корреспонденция):
телефон: +7 (391) 249-30-26, факс: +7 (391) 211-00-82
e-mail: public@krskstate.ru (для служебных писем)

Обращения граждан:
телефон: + 7 (391) 249-30-40, факс: +7 (391) 249-33-01
Написать обращение

Cправочные телефоны:

Социальная защита и социальное обслуживание
телефон: 8-800-350-20-50

Здравоохранение и лекарственное обеспечение
телефон: 8-800-700-000-3

Консультации по вопросам ЖКХ
телефон: 8-800-333-7007

Единая справочная служба МФЦ
телефон: 8-800-200-3912

 

Индекс цитирования